Таможня

СУР как коррупционный риск

ФТС внезапно опубликовала на своем сайте два любопытных документа: Перечень коррупционно-опасных функций ФТС и Карту коррупционных рисков и мер по их минимизации. Документы датированы прошлым годом, но от этого не стали менее интересны.

Коррупционных рисков таможенники нашли у себя достаточно много, и ряд из них напрямую связан с действиями, которые осуществляют таможенные органы, взаимодействуя с участниками ВЭД в процессе декларирования товаров.  

Отрадно, что заслуженное место в документах заняла система управления рисков. В этом сегменте коррупционные риски ФТС, прежде всего, видит в оказании «давления на участников ВЭД  путем принятия необоснованных решений по применению мер по минимизации рисков при таможенном контроле». О том , что СУР давно является элементом давления на бизнес, говорится постоянно. Однако, как сломать ситуацию, чиновники, похоже, предлагать не спешат. Согласно Карте, в качестве уже реализуемых мер, к концу года планируется разработать приказ о взаимодействии между подразделениями контроля таможенных рисков и противодействия коррупции. Чем документ поможет снизить это самое давление, не очень понятно.  

Второй коррупционный риск ФТС обнаружила в содействии в уходе от применения мер по минимизации рисков лоббируемым участникам ВЭД путем распространения служебной информации. Тема, благодаря которой существуют, в т.ч. разнообразные контрабандные каналы, покрываемые отдельными нечистоплотными таможенниками.  В качестве контрмеры предлагается запретить использование технических средств с функциями фотографирования и видеосъемки тем, кто занят разработкой профилей рисков. Вероятно, чтобы они не смогли сливать служебную информацию этим самым лоббируемым организациям. Как-то даже не смешно.

Категорирование – важный элемент СУР. Необоснованное изменение категории уровня риска участника ВЭД тоже попало в коррупционные риски. Тема настолько закрытая, что сложно сказать в принципе, как часто возникают такие ситуации.  Избежать этого, по мнению ФТС, должна коллегиальность принятия таких решений.   

Далее, контроль таможенной стоимости. С коррупционным риском «принятие необоснованных решений по таможенной стоимости»  таможенники предполагают бороться автоматизацией процесса выявления и оценки рисков и необходимости применения форм таможенного контроля. Мы уже слышали, что процесс контроля таможенной стоимости и разработки соответствующих профилей рисков хотят автоматизировать, это неизбежно при внедрении автоматического выпуска. А вот относится ли сюда определение размера обеспечения таможенных платежей, тоже весьма коррупционного риска, – в документах не уточняется.

Конечно же, досмотры. Явный коррупционный риск  - написать в акте не то, что на самом деле. Это даже не обсуждается. Но более неожиданным оказалось то, что коррупцию ФТС усматривает в самой «угрозе применения таможенного досмотра с целью создания неблагоприятных условий для участников ВЭД». Очень хотелось бы добавить сюда и таможенные осмотры и взвешивания и наблюдения, но и на том спасибо. Минимизацию этого риска ФТС предполагает осуществить с помощью регламентации проведения досмотровых операций, хотя кому от этого станет легче?

В важнейший блок вопросов, связанных с регистрацией и выпуском таможенных деклараций, вошли и затягивание решений, и бездействие в случаях, требующих принятия решений, и требование документов, предоставление которых не предусмотрено, а также оказание предпочтений отдельным юрлицам. Все надежды избавиться от этих пережитков прошлого ФТС связывает с автоматизацией таможенных операций и концентрацией декларирования в ЦЭДах. Видимо, про эти коррупционные риски рассказывают чиновники в обоснование перевода всего электронного декларирования в ЦЭДы.

В коррупционных рисках оказались и контроль после выпуска товаров, и рассмотрение административных и уголовных дел, и работа в судах, и осуществление оперативно-розыскной деятельности и многих других аспектах. Не нашли лишь коррупции в самой антикоррупционной деятельности. Интересно, почему?   

 рисунок: Екатерина Быркова